Разоблачение афер

  • Поляков Владимир Георгиевич 

    Академик. С 1976 г. работает в РОНЦ им. Н.Н. Блохина. Зав. отделением опухолей головы и шеи, заведующий отделом общей онкологии НИИ детской онкологии.

  • Малышева Елена Васильевна

    Телеведущая, доктор медицинских наук, профессор. Ведущая телепрограммы «Жить здорово!». Профессор Московского государственного медико-стоматологического университета.

Защита прав пациентов / Как мошенники выманивают деньги

Как мошенники выманивают деньги

  Из-за красочной, яркой и масштабной рекламы многие пациенты могут и не понять, что за ней скрываются мошенники. Они строят аферы, базируясь на доверчивости людей, поэтому зачастую создают поддельный сайт, называя его официальной страницей какой-нибудь известной онкоклиники.

  Сначала они обещают просто бесплатную консультацию, а потом навязывают посреднические услуги, уговаривая обратиться в одну из коммерческих клиник, с которой они имеют свой % от лечения больного.

Сколько берут посредники?

  Пациенты не знают, что если их привел посредник, мед.услуги обойдутся на 15% дороже, чем если бы они обратились напрямую в лечебное учреждение. Клиника платит посредникам за рекламный сервис, затем включает эти затраты в стоимость лечения, мало кто сразу замечает данный факт, т.к. цены на мед. услуги не стабильны. Такой вид бизнеса стал последнее время очень популярным.

Почему врачи назначают препараты, которые больному и не нужны?

  Еще один способ выманивания денег. Коррупционная составляющая давно проникла в медицинскую сферу. Так же сложность мед. терминов в сочетании с ослабленным состоянием больного усложняют процесс распознавания обмана. Аферистов тяжело наказать, так как нужно собрать ряд доказательств.

  Самое страшное, что такие медклиники с низкопробным лечением угрожают не только деньгам, но и здоровью. Неверно подобранная терапия приведет к тому, что болезнь усугубится. Поэтому лучше обращаться только к проверенному врачу с долгой практикой, проверить все данные о нем, узнать о наличии медицинского образования, и только потом соглашаться на терапию. Ведь «оборотней в халатах» сейчас стало слишком много.